17:04 

Недоверие и желание. (Disbelief and Desire) 1 и 2 главы

DeadAlliandra
Someone new is waiting for me
Название: Недоверие и желание. (Disbelief and Desire)
Разрешение на перевод: получено.
Автор: superhero0008 ссылка- superhero0008.livejournal.com/
Перевод: DeadAlliandra
Пейринг: Акаме
Рейтинг:NC-17
Жанр: ангст, романс.
Саммари: Каме так и не смирился с фактом, что Джин ушел из группы. Теперь, когда тот вернулся в Японию, Каме столкнулся лицом к лицу со своими мыслями и чувствами, спрятанными все эти годы.
От автора: в каком-то смысле это сонгфик- написан под влиянием песни Go Away(строчки которой в квадратных скобках).
От переводчика: фик состоит из 6 частей, я буду выкладывать по 2 части. Комментарии приветствуются.




1 часть.


[Любовь на сегодня окончена]

Как и в любую другую ночь, Каменаши Казуя остался в звукозаписывающей студии дольше рабочих часов. Он всегда был трудоголиком, но в последнее время работа казалась чем-то единственно значимым. Конечно же, он проводил время с друзьями и семьей, но все свободные минутки его графика также посвящались работе.
- Отныне тебе будет еще тяжелее,- сказал Джонни Китагава на одной из встреч. - Ты будешь самостоятельно возглавлять группу из пяти человек.
Каме рассеянно качался на одном из вращающихся стульев в студии. Он не знал, как принять все то, что случилось за последние несколько месяцев. С одной стороны, быть главным солистом КАТ-ТУН было преимуществом. "К" и "А" теперь принадлежали ему. Он знал, в каком направлении должна двигаться группа. Как сказал однажды Накамару- все зависит от Каме. Теперь, это официально.
С другой стороны, он прочел столько блогов и уж слишком эмоциональных статей о том, что в КАТ-ТУН шесть букв. И так было почти десять лет. В том, что "А" более не символизирует определенного человека, было не больше смысла, чем в том, что Аканиши внезапно покинул группу.

[Не пытайся утешить меня]

Каме выдал смешок, садясь прямо. Аканиши? Раньше он называл его "Джин".Они были хорошими друзьями. Каме, черт возьми, называл его лучшим другом. Было время, когда они стояли на сцене рядом, держались за руки, и ничего не имело значения, они делились одеждой и аксессуарами и прочими личными вещами, которых ты не дашь кому-то не близкому.
Теперь же фанаты сходят с ума даже от малейшей схожести, замеченной между ним и Аканиши, даже, когда они на расстоянии континентов, и обменятся чем-либо невозможно. "Что, если это вещи для парочек?" голосуют за подобную идею фанатки. И Каме не знает, смеяться ему или же раздражаться от такого. Чтобы у него с Аканиши были вещи для парочек? Вероятность этого была настолько же неубедительной, как и шутки Тагучи.

[Кто же с кем расстается?]

Иногда, Каме задумывается о том, чем же занимается Аканиши. Связь с ним была весьма нечастой еще задолго до того, как прозвучало официальное подтверждение о его уходе из КАТ-ТУН. Все были заняты, и, видимо, так уж случилось, что Аканиши был озабочен делами, не касающимися группы.
Уже темнело. Каме поднялся и запихнул свои вещи в сумку. Он продолжит писать новую песню завтра. Все-таки, в случае с музыкой, лучше не торопиться.

***



Каменаши проснулся, когда часы показывали семь утра. Репетиция танца с группой была в десять, но он хотел приехать в студию раньше, чтобы продолжить писать свою песню. Выбираясь из кровати, он захватил полотенце и направился в душ.
После холодного душа, Каме налил в тарелку молоко и закинул хлопья, напомнив себе, также, не брать с собой энергетический батончик на выходе. В последнее время многие любят обсуждать его прибавку в весе. Он вспомнил заметку о том, что люди в депрессии имеют тенденцию есть больше, набирая, тем самым, вес. Неужели он и правда так сильно подавлен?

[Это мерзко, ты все неправильно понял]

Нет, он явно не в депрессии. Он переутомился. Когда работаешь чрезмерно, ты должен компенсировать истраченную энергию. Порой, тело дает слишком много компенсации, в результате появляется склонность к потреблению большего количества пищи. Отсюда, его новые, округлившиеся щечки.
Закончив завтрак, он бросил тарелку в раковину. Затем обернулся, проверяя не разбилась ли она. Но нет. Он вымоет ее позже, когда придет домой. Прихватывая ключи от машины и пальто, он выходит из квартиры и закрывает дверь.

Каме едет по Токио, стекла его джипа тонированы, никто не увидит, кто же сидит внутри. Проезжая рекламные щиты, он все чаще замечает огромные вывески с надписями "Джин Аканиши: Дебют Японской Звезды в Штатах" или же "Джин Аканиши: Тур Желтое Золото 3011". Они висят уже достаточно долгое время, несмотря на завершение тура Аканиши в Штатах, но их оставили для подкрепления интереса к его концертам, которые, по слухам, должны будут скоро начаться. На некоторых постерах Джин принимал скучные, но вполне привлекательные позы, на других же, был изображен не в самых приличных позах с некоторыми из его девушек-танцоров.

[Это дешево и так на тебя не похоже]

Каме покачал головой и цинично усмехнулся. Несмотря на то, что они позировали с девушками для некоторых сольных проектов, КАТ-ТУН никогда не обязывали к таким провокационным снимкам. Он засмеялся, подумав, что, вероятно, хватало и фансервиса между собой.
- Джин Аканиши,- пробормотал Каме.
Аканиши даже имя свое произносил в другой манере. Сначала имя, потом фамилия, совсем не так, как принято было в Японии. Что ж, он теперь отмечен маркой Warner. "Смена" имени, наверное, послужит движком на интернациональный рынок.
- Казуя Каменаши,- попробовал он со своим именем. Так или иначе, звучало неестественно.

Въехав на парковку, он снял темные очки, так как свет был приглушен.
- А, Каме,- знакомый голос позвал, когда Каме вылез из машины. Это был Накамару Юичи. - Ты сегодня рано. Хотя, ты всегда рано, - добавил тот, улыбаясь.
- Ты тоже, - ответил Каме,- Как дела?
- Нормально,- сказал Накамару, понимая спортивную сумку, затем они оба пошли к залу.- Я просто хотел отработать те новые движения, а то я отстаю.

Каме понимающе кивнул.
- Как насчет тебя? Тоже танцуешь?
- Нет,- ответил Каме, вешая сумку на плечо, пока они входили в лифт.- Я пишу новую песню.
- А, круто,- похвалил Накамару, похлопывая Каме по спине.
- Что ж, я буду в студии,- сказал младший каттуновец, выходя на нужном этаже.
Танцевальная студия находилась этажами выше, Накамару помахал ему рукой, когда начали закрываться двери.

[Ты бросаешь меня]

"(Корреспондент) Вы разговариваете с остальными участниками группы?
(Аканиши) Да, когда представляется возможность.
"

Каме не знал, как ему реагировать на подобный ответ Аканиши в одном из последних интервью. Когда представляется возможность? Получается, никогда , верно? Что касается "остальных участников группы" Каме догадывался, что он в ним не относится. Последний раз он видел Аканиши на съемках Картун КАТ-ТУН и с тех пор они более никак не пересекались.
Каме положил сумку на свободный стул в студии и сел рядом. Через какое-то время, он почувствовал, как напряглось его лицо, и лишь тогда понял, что пялится в никуда уже несколько минут. Его лицо исказила маска, сильно напоминающая гнев. Он позволил рукам покоиться на ручках кресла, пальцами массируя виски. Пытаясь расслабиться. Такое напряжение с утра пораньше.

И из-за чего? Из-за интервью Аканиши?- спрашивал сам себя Каме.
Помотав головой, как щенок, пытающийся отогнать все ненужное от своей головы, он надел наушники. Ночью, и пока шел на работу, он успел придумать несколько подходящих строк для своей песни. Он схватил блокнот и ручку, и взялся за работу.




***


[Невеста? Бейонсе
Я ухожу от судьбы
]


Дописав две последние строчки, Каме усмехнулся. Странно было добавлять имя американской звезды в текст, но ему нравилась ее музыка, и некоторые из ее песен подходили эмоциям песни, которую он писал. Он представил, как делает лунную походку под строчки "я ухожу от судьбы".
- Каменаши, ты все еще здесь?
Коки ворвался в комнату, выглядя при этом так, будто только что вылез из душа: с волос, на полотенце вокруг плеч, падали капли воды. Каме посмотрел на часы. Уже 10:17.
- Прости, я писал,- ответил он, отодвигая блокнот.
- Пойдем уже,- сказал Коки, жестом подзывая Каме.- Мы должны совершенствоваться, а иначе Аканиши нас обгонит!- смеясь, добавил он.
- Ты о чем?
- Э? Ты что, не знаешь, что у него концерт в Январе?
- А, это,- ответил Каме, направляясь с Коки к лифту.

Дата возвращения Аканиши из его тура была очень близка к предполагаемой дате выступлений КАТ-ТУН, что подразумевало борьбу за зрителей.
- Тебя, конечно же, это не волнует?- сказал Каме с каменным лицом.
Коки удивленно посмотрел на него. Каме никогда не был бесцеремонным, но это замечание звучало именно так. Они вышли из лифта и спустились по коридору, ведущему в студию.
- Вообще-то, нет, - ответил он, небрежно пробежав рукой по волосам.
Оба затихли.
- О, и еще кое-что, - начал Коки, разворачиваясь к Каме, когда они зашли в зал.
Каме увидел Накамару, Уэду и Тагучи, сидящих на скамейке и болтающих.
- Уверен, ты еще не слышал, я сам только сегодня узнал,- продолжил тот,- Аканиши приезжает сегодня на встречу с Джонни-саном.
- Вот оно что, - скучающе, ответил лидер.


[У меня нет времени, я должен уйти]

По правде, новости его удивили. Тем не менее, он не понимал, почему его пульс участился. Ты ведь вовсе не взволнован, что он приезжает в Японию, Каме, убеждал он себя, переодеваясь в обычную белую футболку и штаны. Ты с ним все равно не встретишься. Тебе же и не хочется?
- Что ж, начнем!- громко сказал он одногрупникам.

***


Каме напевает мелодию песни, массируя голову пальцами. Он мылся в душе рядом с залом. Уже восемь часов и тренировка закончилась. Он был весьма доволен движениями, которые отработал для своего нового соло- Plastic tears, в них было очень много "его самого".
- Каме, мы пойдем!- прокричал из холла Тагучи.
- Пока,- услышал он голос Уэды.
- Да, отлично поработали!- прокричал Каме в ответ.

Он слышал, как открывается и закрывается дверь студии, давая понять, что теперь он остался один. Каме включил воду и ополоснул волосы.
Он стал вспоминать старые фото его и КАТ-ТУН, все чаще всплывающие в интернете в последнее время. На них они все еще были джуниорами, ездили в поездку на горячие источники. Фотограф велел им сеть друг за другом, тереть мочалками спины, мыть головы. Позади него был Накамару, впереди, конечно же, Аканиши. Каме признавал, что скучает по тем дням, когда Аканиши был гораздо более близок с остальными, и ничего зазорного не было в том, чтобы им всем открываться. Он доверял Каме настолько, чтобы тот мог тереть его спину.
Каме вспомнил, что, даже тогда, тело Аканиши уже было идеально, кожа безупречна. Для своего возраста у него даже были мускулы. Каме почувствовал жар, легкая дрожь прошла по его телу. Он глянул вниз, и увидел реакцию на воспоминание об Аканиши. Ты и правда возбужден, Каменаши? -сказал он себе.

Он уставился на плитку на стене душа, холодная вода бежала сквозь его волосы, падала на брови идеальной формы, на губы. Он решил не поддаваться искушению, не трогать себя. Он был очень утомлен, и лучше не тратить энергию еще и на это. На него.
Заканчивая мыться, Каме надел белую футболку с надписями и хлопковые штаны, сверху накинул черный пиджак. Он перебросил через плечо сумку, теперь уже потяжелевшую из-за мокрого полотенца, и вышел из зала, выключая свет.


[Притворяешься, будто очень расстроен]


Каме вновь шел по холлу к лифту. В ожидании пока он спуститься, он отбивал пальцами ритм для песни, которую писал. Раздумывал, не добавить ли в нее элементы техно, правда, сейчас он работал над звучанием основного аккомпанемента- над гитарами.
Двери лифта наконец раскрылись, внутри был лишь один человек.
- О… привет.

Заговорил Аканиши, увидев Каме. Младший потрясенно уставился на него, но быстро пришел в себя, входя внутрь.
- Давно не виделись, - ответил он, не ожидая, что тот ответит, пытаясь завести разговор.
- Знаю,- сказал Аканиши, все больше удивляя Каме,- Я только что со встречи с Джонни-саном.
Каме смотрел на дверь лифта, не зная как ответить. Аканиши пытается с ним поболтать? Что-то в этом есть определенно неправильное.
- Кстати, поздравляю с новым синглом,- снова заговорил Аканиши, имея в виду Change Ur World.
- Спасибо,- поблагодарил Каме, находя безопасный способ ответа.- Поздравляю с твоим Американским туром.
Аканиши вежливо улыбнулся, лифт остановился. Двери открылись, и первым вышел Каме. Он сделал небольшой поклон, не смотря Аканиши в глаза, и направился к своей машине. Даже не дойдя до своего джипа, Каме ощутил, как врожденная глупость берет свое.
- Эй, не хочешь кофе или чего-нибудь еще?- кричит он через парковку.



2 часть.

Два Джонисовских таланта сидели в неловкой атмосфере в углу кафе, часто посещаемом знаменитостями. Кофе здесь был не тот, ради которого "и умереть можно", но артисты предпочитали приходить в определенное место, где обеспечены безопасность и приватность.
- Так, эмм, как Штаты?- спросил Каме, напрягая глаза из-за темных очков, в которых он был, разглядывая выражение лица Аканиши. Впрочем, тот тоже был в очках.

Как только Каме выходил из здания Джонис Энтертэйнмент, он сразу надевал очки, даже если на дворе была ночь. Это особенно необходимо тогда, когда новая спортивная машина Аканиши (вероятно подарок за тур в Америке, подумал Каме) следовала за джипом Каме.
- Было...нормально,- медленно ответил Аканиши, сделав глоток своего кофе.
От чашки все еще отходил слабый дымок, указывая на то, что кофе был горячим, в отличие от их вынужденного разговора.
Теперь Каме серьезно сожалел о том, что вообще пригласил Аканиши выпить с ним кофе, и задавался вопросом, почему тот согласился. Его лицо было абсолютно бесстрастным, взгляд пустым. Все примерно так же, как и во времена его последних месяцев в группе.
- Я слышал, теперь с тобой много американских женщин,- вспоминая, проговорил Каме, ограничивая любопытство узнать о свежих новостях больше.

Выражение Аканиши поменялось. Лицо выдавало явное напряжение.
- Не так и много,- ответил Аканиши с неестественной улыбкой.- Спорю, теперь все девушки твои, раз ты у нас лидер группы.
Теперь уже менялось лицо Каме, выражение стало раздраженным. Аканиши злобно усмехнулся, и этот вид был непривычен. Такого рода улыбка хранилась, обычно, для дорам и клипов, но не в реальной жизни.
- Прости. Задел тебя?

Каме захотелось ударить его прямо в лицо, здесь и сейчас, но он остановил себя. Он даже не знал, отчего был так зол. Но то, как Аканиши сказал свое замечание насчет девушек, раздражало его до безумия.
- Я всегда был лидером, Аканиши,- наконец произнес он.
Он боролся с голосом, пытаясь сохранить ровность, не переходить на крик.
- Поэтому-то произносится К-А-Т-Т-У-Н,- сказал Каме, подчеркнуто произнося каждую букву,- мы никогда не были АКТ-ТУН или как-то там, верно?

Теперь Аканиши выглядел так, будто был готов ударить Каме. Прожигая младшего взглядом, он поднялся с места. Каме последовал за ним на парковку. Несмотря на открытое пространство, стены здесь все-таки были. К тому же, здесь они были отдалены от других.


[Ты ведешь себя как придурок
Без команды - ты ничто
]


- Снова убегаем, да, Аканиши?- прокричал Каме, подходя к его машине.
И снова, он не знал почему, но он должен был это сделать. Они и так на негативной волне. Немного крика и, возможно, драка, никому не навредит.
-Убегаю?- ответил Аканиши, разворачиваясь, подходя к Каме, его голос становился все громче.- Я не убегаю. От чего мне убегать?
- Ну, я не знаю,- издевался Каме, положив руки на талию, пристукивая ногой, будто размышляя,- возможно, от скандалов? Или людей, которым ты сделал больно?

Или же навредит. Но теперь Каме было наплевать. Аканиши здесь, и он услышит то, о чем ходило так много слухов, последние пару месяцев.
- "Недолго после того, как КАТ-ТУН дебютировали, Аканиши начал утверждать, что он солист",- Каме процитировал когда-то прочитанную статью.- Если ты хотел выступать соло, не нужно было соглашаться вступать в группу вовсе!
- Замолчи!
Побелевшие суставы руки столкнулись со щекой Каме. Почти сразу же возник ушиб, темные очки слетели с лица, когда он покачнулся на месте. Аканиши же будто окаменел.
- Мне...мне жаль,- проговорил Аканиши. Когда он снял очки, беспокойство на его лице было очевидным, он пытался лучше рассмотреть нанесенный им ущерб. - Я не хотел-
Аканиши не успел закончить извинение, как Каме ударил его в ответ. Он оказался на асфальте, нападающий же был удовлетворен его окровавленным лицом. Но это даже не половина того, что он должен заплатить.
- Какого хрена, Каменаши?!- закричал он.
- Да, Джин, какого хрена!

Аканиши был удивлен, услышав, как Каме зовет его по имени. Он не делал этого уже несколько лет.
- Ты хоть представляешь, какого это, быть брошенными? Ты не знаешь, Джин! Тебе не приходиться страдать, когда люди говорят, что ты ушел, потому что мы тащили тебя вниз! Как ты думаешь, мы выносили разговоры людей о том, ты стоишь гораздо больше, чем мы все? Группа, с которой ты провел девять гребанных лет, Джин!- Каме продолжил кричать, его голос эхом раздавался по пустой парковке.- Как ты думаешь, какого это, когда критики говорят, что в бизнесе мы не протянем, просто потому, что один участник ушел? Ты и представить не можешь, как это, получать угрозы от сумасшедших фанатов, говорящих "Верните Аканиши Джина или кто-то умрет"!

Аканиши не отрывал взгляда от Каме. Он знал, что многие рассержены на него за его уход, но Джонни Китагава или кто-бы то еще не потрудились сказать ему, как далеко зашла ситуация.
- Да, Джин, были и угрозы,- увидев выражение лица старшего, сказал Каме,- а знаешь что самое худшее? Это была только твоя чертова вина, но тебя не было рядом, чтобы все исправить!
Каме вновь ударил Аканиши по лицу, но всего за секунду до этого, Аканиши мог поклясться, что видел, как что-то блеснуло на щеках Каме. Как слезы. Его голова резко дернулась, от соприкосновения с чужим кулаком. Когда же Аканиши посмотрел на него, тот стоял к нему спиной.
Каме смотрел на парковочное место. Он ожидал, что Аканиши ударит его снова, но он не посмел взглянуть. Он осторожно вытер слезы, не припоминая момента, когда же начал плакать, но все сразу же прекратилось. Он вздохнул и попытался мыслить трезво.
- О, да, и, кстати,- произнес он, все еще не поворачиваясь. Его голос был тише и спокойнее,- все верно, Аканиши. Теперь все девушки мои.
Он выделил имя "Аканиши". Только сейчас осознав, что назвал его "Джин" несколько раз, а тот, наверное, подумал, что он предается былым воспоминаниям и прочей фигней. Да, может быть это и верно, но Аканиши знать об этом вовсе не обязательно.
Момент тишины был прерван рукой Аканиши, яростно сжимающей его плечо, заставляя младшего развернуться и встретиться с ним лицом к лицу. Каме инстинктивно закрыл глаза в ожидании нового удара, но его не последовало. Вместо этого, его губы были встречены губами Аканиши.


[Я отдал все и я не сожалею]


"Шок"- это сильное преуменьшение. Тело Каме будто пронзило, но глаза были полны замешательства. Глаза Аканиши наоборот были закрыты, его рука все еще покоилась на плече Каме. Что за черт?!- подумал Каме, осознавая, что они были в общественном месте. Младший пытался оттолкнуть Аканиши и разорвать поцелуй, но тот удержал Каме за плечо, заставляя остаться на месте.
Каме больше не мог держать глаза открытыми, мысли неопределенным водоворотом носились в голове. Джин не двигался. Каме все еще чувствовал его руку, жестко сжимающую плечо, и более он не сопротивлялся. Губы Каме раскрылись, и он почувствовал кровь на нижней губе Джина. Открыв глаза, он обнаружил, что свои Джин держал закрытыми, и, что от второго удара на губе образовался кровоточащий порез. Со всем своим самообладанием, Каме мягко разорвал поцелуй. Он поднял руку и нежно дотронулся до ранки на губе Джина указательным пальцем. Он сожалел.

Чувствуя палец Каме, Джин открыл глаза и посмотрел на парня. Те злость и негодование, что были в его глазах, исчезли. Их заменило выражение, подсказавшее Джину, что все удары и обвинения были непреднамеренными. Они были результатом провокации. Джин снова прижал свои губы к его, вовлекая в более глубокий, страстный поцелуй.
Сладковатый, терпкий вкус кофе все еще ощущался, туманно отметил Каме, медленно проникая языком в рот Джина, изредка наталкиваясь на язык старшего, соревнуясь, стараясь скользнуть глубже. Джин будто бы дразнил его. Увидев слабую улыбку на лице Джина, он закрыл глаза, продолжая поцелуй.

Джин опустил руку с плеча Каме на талию, притягивая ближе. Другой рукой погладил по щеке, на что Каме лишь сильнее вжался в него. Джин развернул их обоих, подтолкнув Каме спиной к двери машины. Сильнее сжал его талию, чувствуя, как возрастает в теле жар. Всасывая язык Каме, кусая младшего за губу, он все больше разгорался желанием. Каме притягивал лицо Джина все ближе и ближе, он наклонил голову, создавая лучший угол для исследования его губ.
-Так вот какого это - целовать Джина,- подумал Каме, все еще прислоненный телом Джина к машине. Голова начинала кружиться от нахлынувших эмоций и желаний. Годами он представлял себе этот момент, но никогда бы не признался, как сильно хотел этого. Но все происходило. Здесь и сейчас. Он неистово и страстно целовался с Аканиши Джином.
Каме выдохнул, его горячее дыхание все больше распаляло Джина, возбуждая, заставляя прижаться к нему всем телом. Потереться пахом о его бедро. Каме сделал резкий вдох, удивленный таким маневром. Джин опустил руку к штанам Каме, чувствуя победу от того, как младшего возбудило это движение. Дыхание срывалось, Джин целовал шею Каме, спускаясь все ниже, соскальзывая руками по ремню Каме, ослабляя его.


[Обдумай, перед тем, как сказать]



Каме тихо застонал, запрокидывая голову, когда Джин ленивыми поцелуями стал переходить на его ключицы. Чувствуя, как тот возится с застежкой на ремне, Каме резко открыл глаза. Он перехватил руки Джина, отводя их от себя.
- Что такое?- спросил Джин, выпрямляясь.
- Что ты делаешь?- хмуря брови, спросил Каме.
- Веселюсь, что же еще?- смеясь, ответил Джин.
Он подумал, что это звучало немного неправильно, но Каме ведь поймет, что он хотел сказать. Он всегда его понимал. Джин улыбнулся, склоняясь к Каме за новым поцелуем. Каме, отпустив его руки, залепил ему пощечину.

Джин ошеломленно уставился на него, Каме смотрел в ответ, и в его темных, глубоких глазах снова начали формироваться слезы.
- Разве это не то, чего ты хотел?- выкрикнул Джин. На его лице были злость и растерянность. – Разве это не то, чего ты так ждал?
Чего так ждал?- Каме смотрел на него с недоверием.
- Я не настолько отчаялся, чтобы переспать с заносчивым придурком, вроде тебя!

Тот Аканиши Джин, которого он знал, очевидно, был не здесь, и не он целовал его несколько минут назад. Каме задавался вопросом, когда же он успел так измениться, ведь они видели друг друга каждый день, работали вместе. Но, если бы Каме, или кто-то другой из КАТ-ТУН, увидел эти радикальные перемены на горизонте, смогли бы они сделать хоть что-то, чтобы все остановить? С другой стороны, останавливать кого бы то ни было от изменения было неправильно. И это не им решать. В случае с Аканиши, Каме всего лишь хотел бы быть предупрежденным. Или, во всяком случае, знать почему. И многие, как он думал, чувствовали то же самое.


[Я встречу кого-то гораздо лучшего, чем ты]

Каме ощутил странную тяжесть в голове. Вот почему это так хорошо, что он ушел из группы, Каменаши,- сказал он себе. Всего-то час, проведенный с Аканиши, заставил его надеяться, гневаться, желать и презирать. Каме продолжил смотреть на него, несмотря на слезы, стоящие в глазах. Он отчаянно пытался подавить их.

Лицо Аканиши напряглось еще сильнее. Каме абсолютно не понял, что он пытался сказать, но объяснять что либо или извиняться перед «золотым мальчиком»- нет уж, спасибо. Он сделал шаг назад, массируя ударенную щеку.
- Пошел на хер, Аканиши,- выговаривая каждый слог, произнес Каме, пронзая тот взглядом. Его голос дрожал от гнева.
Каме смотрел, как Аканиши выдал очередную раздражающую ухмылку. Как он хотел вновь его ударить. Черт возьми, он хотел избить его до полусмерти.
- И ты иди на хер,- резко сказал тот.

Сердце Каме пропустило удар, что-то кольнуло от этих слов. Он последний раз глянул на него, и, собрав всю свою волю в кулак, пошел прочь.
- Эй!- крикнул Аканиши ему в спину.
Каме почти ожидал, что он прибежит к нему, извиняясь. Но, оборачиваясь, он увидел, что Аканиши уже сидит в машине, опуская стекло. Снова в темных очках.
- Хорошей тебе жизни, Казу- Каменаши.
Он завел мотор. Взвизгнув шинами, машина Аканиши Джина исчезла из вида.

***

Слезы застилали его глаза, но Каме было все равно. Он просто ехал дальше. Он надеялся приехать домой и, возможно, стукнуться башкой о стенку в гостиной за то, что был таким глупцом. Подойдет и спинка кровати. Или, всегда есть вероятность того, что он попадет в аварию, ведь даже не видит куда едет. Может быть, ударится головой. Амнезия? Вот это было бы неплохо.
-Хорошей тебе жизни, Казу- Каменаши,- сказал Аканиши, уезжая в ночь, оставляя Каме стоять посреди парковки.

Но ощущение было, что его оставили посреди неизвестности. Он не успел даже обдумать поцелуй, как Аканиши произнес эти строчки о веселье, отдающиеся болью в сердце. А потом они просто продолжили оскорблять друг друга, заканчивая словами Аканиши о «хорошей жизни».
[Я заставлю тебя пожалеть]
Каме прекрасно осознавал, что тот имел в виду «прощай», говоря все это. И к черту гордость, это было больно. Вероятно, Аканиши знал, что чувствует Каме, и решил поиграться, раз уж он вновь в Токио. За это получил «Пошел на хер, Аканиши».
Да, он хотел его. Но не только из-за похотливого желания, причина была глубже и сложнее. Причина, которую люди называют любовью.
– Ты сам виноват, Каменаши. Не нужно было приглашать его на кофе вовсе, тогда бы ничего из этого не случилось.- сказал он себе.

Почему эти чувства к Аканиши вообще возникли, Каме, к сожалению, знал. Но как же добрый и заботливый друг превратился в бессердечного человека, кто только пользуется людьми, Каме никогда не узнает.
Слезы так и продолжали литься по щекам, освещенные ночными фонарями и фарами, проезжающих машин.

Каме размышлял, были ли правдой слухи о том, что Аканиши со всеми играет. Судя по всему, были. Они появились тогда же, когда и истории о свиданиях с различными женщинами, и Каме более не был тем, кто может сесть и выслушать очередной рассказ о его спонтанных, диких приключениях в личной жизни.
- Хорошей тебе жизни…
Голос Аканиши не выходит из головы. Он произносит одну и ту же фразу. Они больше никогда не увидят друг друга. Даже если увидят, ничто уже не будет, как раньше. Это конец. Каме даже не пробовал удивиться, почему же Аканиши обнимал, прижимал, целовал его. После всего этого, ему еще менее интересно раздумывать о его сексуальной ориентации. Он не станет игрушкой этого честолюбивого, капризного ребенка.
- Казу- Каменаши…
Каме внезапно вспомнил, как Аканиши произнес его имя. Он чуть не назвал его «Казуя», как много лет назад, когда они были неразлучны. Но он быстро исправился на холодное, отдаленное «Каменаши». Каме со злостью ударил по рулю. Злостью на себя или же на Аканиши. Хотя, теперь уже плевать и на это.

URL
Комментарии
2011-06-29 в 23:03 

Гензель (честь имею)
В ткань разговора тихий голос цикады вплетёт свою нить
Интересно. Мне нравится. )

2011-06-29 в 23:50 

DeadAlliandra
Someone new is waiting for me
честь имею йей, спасибо! :heart:

URL
2011-07-21 в 12:36 

спасибо огромное за перевод! как-будто происходило в реальной жизни. еще раз спасибо!

URL
2011-09-11 в 06:46 

Angelina27
Шутить надо для того, чтобы совершать серьезные дела.
DeadAlliandra Мне история нравится

2011-10-07 в 18:13 

kazutyan
очень, очень, очень интересно))))

   

something_blue

главная